Недельник 26.10-01.11.2016г.

100x100

Доброго времени суток, Дворфы! В прошлом недельнике вы имели возможность познакомиться с финальной частью главы моего графоманического труда "Штрафное подразделение - Легион". Для тех, кто, подобно фанатам "Властелина Колец", не смотревшим первые части до выхода последнего фильмаиз трилогии, не пожелал читать фрагменты по отдельности, я предлагаю собраный воедино текст этой главы. Возможно, цельное окажется несколько лучше разрозненного. 

И я долго думал, чем развлечь вас в творческой части этого недельника, и пришел к выводу, что лучше, чем вымучивать из себя что-то новое, я возьмусь за редакцию и правку прошлого своего творчества из глубин старого логова гильдии. Сегодня на ваш суд я представляю вольный полет моей дикой фантазии на любимую мною тему. Возможно, кто-то из старых почитателей моей писанины еще помнит сие творение. Ну что ж, сверьте ваши ощущения от прочтения тогда и сейчас. А новых читателей я сразу предупреждаю, этот рассказ - действительно полет фантазии, и в нем очень много не соответствующего актуальному лору. Но мне самому он от этого нравится ничуть не меньше. Прошу судить!



 

Последняя вахта

Орбитальные орудия отработали по поверхности планеты, выжигая очаги сопротивления. Десант благополучно высадился в указанном квадрате, закрепился и приступил к зачистке сектора. Вспомогательные подразделения в обычном режиме развернули лагеря, обеспечивая надежный тыл ударным силам Титанов. Звук удаляющейся канонады орбитальной бомбардировки становился глуше, все больше напоминая стук по пустой металлической канистре. Этот неумолчный, непрекращающийся шум, когда же он утихнет?!

Коммандер Штерн открыл глаза, и энергия устремилась по телу, приводя земельника в рабочий режим. Он выпрямился и пробежался пальцами по терминалу вахтенного журнала, ознакомившись со свежими показателями датчиков. В просторном отсеке, где находился Коммандер, у двух герметично запертых дверей в противоположных концах отсека замерли еще две похожие на Штерна фигуры, неотрывно наблюдающие за ситуацией по ту сторону переборок.

- Доложите обстановку! - скомандовал Штерн.

- Ситуация без значимой динамики, Коммандер, - откликнулись земельники.

Затем один из них продолжил.

- Инфицированные продолжают разорять запасы органических смесей, используя их в качестве пищи. Отмечаются признаки формирования у них полового поведения, несмотря на то, что разделение особей по половой принадлежности еще не завершено.

- Попытки проникнуть за карантинный периметр продолжаются?

-Так точно, Коммандер. Вы и сами слышите этот стук. Они уже привели в негодность оборудование, до которого смогли добраться. Надо отметить, Коммандер, что согласованность действий и способность к сотрудничеству у них на крайне низком уровне, но, тем не менее, масштаб разрушений достаточно велик.

Все пошло не так. Стандартный процесс глубокой консервации персонала базы Ульдаман был прерван. Стерильность помещений была нарушена, несмотря на то, что датчики не зафиксировали повреждений внешнего периметра. В течение одного временного цикла весь спящий персонал базы подвергся агрессивному влиянию внешней среды, состав которой на этот раз был отличен от тех проб, которые были получены ранее. Без должного подтверждения Коммандер Штерн не стал высказывать своего предположения, но происшедшее не было случайностью и было больше похоже на спланированную атаку, вот только противник и его цели так и остались неизвестными. Строить догадки было некогда. Ситуация была расценена Штерном, несшим очередную вахту, как критическая, и он занес это происшествие в журнал, присвоив ему категорию "А" - категорию высшей степени опасности. В тот же момент двери, разделяющие отсеки, были блокированы, отрезав и дежурной смене доступ к поверхностным отсекам Ульдамана. Никто не должен был покинуть пределы базы. Следом за этим был послан сигнал Наблюдателю, однако нечто исказило его еще до выхода из атмосферы планеты, заглушив все последующие сигналы, поэтому дежурным оставалось только предполагать, достиг ли их зов цели. Согласно действующему протоколу, им оставалось только наблюдать и ждать прибытия отряда зачистки. Камеры слежения были уничтожены еще в первые несколько суток после пробуждения находящихся в карантине. Поэтому дежурная смена могла вести круглосуточное наблюдение исключительно путем непосредственного визуального контроля, через участок переборки, закрытый прочнейшим прозрачным материалом.

Наблюдение продолжалось уже несколько циклов. За истекшее время инфицированные претерпели значительные изменения, касающиеся их внешнего вида и поведения, и успели принести жизнеспособное потомство. Штерну не было присуще чувство брезгливости, но он констатировал, что нынешний вид инфицированных сделал их полностью неспособными к выполнению первоначальных задач, поставленных перед Земельниками, то же касалось и их потомства. Однако, пока карантин не был нарушен, и не прибыл с дальнейшими указаниями Наблюдатель, Протокол не предусматривал элиминацию пораженных особей. Поэтому Штерн ограничивался выполнением своих обычных обязанностей: контроль за работой дежурного персонала, фиксирование происшествий в вахтенном журнале и регулярное составление отчетов.

- Коммандер, - привлек внимание Штерна дежурный. Гравировка на его груди гласила "Рядовой Илоидор-Х1015". Он и второй вахтенный Астор, стоящий у другой двери, были тем самым дежурным персоналом, которым руководил Штерн. Все данные свидетельствовали о том, что лишь они трое на базе не были подвергнуты инфицированию. А в соседних отсеках бушевала эпидемия.

- Слушаю вас, рядовой - откликнулся Штерн.

- Отмечаю изменения в социальном поведении инфицированных особей.

- Приступайте к докладу.

- Согласно последним наблюдениям, среди массы инфицированных происходит некое расслоение с формированием зачаточной иерархии в их сообществе. Полцикла назад, особь мужского пола второй генерации инфицированных вступила в конфронтацию с самыми крупными представителями первой волны, что привело к биологической смерти последних. Заняв место доминирующей особи, он получил доступ к самкам, обладающим высокими фертильными характеристиками, в связи с этим за последний отчетный период отмечалось увеличение популяции инфицированных в 1,75 раза. Помимо этого, инфицированные сформировали набор фонем, с помощью которых они поддерживают вербальное общение друг с другом, что обусловило повышение уровня организованности в их совместных действиях.

- Каков ваш прогноз?

- Учитывая тенденцию к усложнению социальных взаимодействий в популяции, выдвижение из общей массы лидирующей особи и прогрессирующий рост популяции, можно предположить относительно скорое истощение запасов пищи и начало гибели особей от истощения с поправкой на наличие в популяции тенденции к поеданию трупов умерших и поверженных в схватках особей. Однако, данный вариант развития событий предполагает, что инфицированные не получат доступ к новым источникам питания.

- Благодарю за доклад, рядовой, - Штерн повернулся к панели вахтенного журнала, занося в него отчет Илоидора...

Шел 5 цикл карантина, когда Астор доложил о гибели популяции инфицированных во втором отсеке. Этому предшествовала ожесточенная схватка между особями мужского пола, разделившихся на две фракции, в которую были вовлечены самки инфицированных и их потомство. Когда конфликт был исчерпан, проблемы в отсеке не завершились. Органические составляющие трупов особей подверглись процессу разложения. В итоге источники воды и пищи были заражены, и популяцию охватила новая волна эпидемии, приведшая к тотальному уничтожению всех инфицированных особей второго отсека. Однако в целом ситуация не стала более стабильной. Популяция первого отсека, за которой вел наблюдение Илоидор, истощив имеющиеся в отсеке запасы пищи, и освоив на примитивном уровне управление сохранившейся тяжелой терраморфинг-техникой, путем разрушения стен отсека проникли в другие отделы базы. Этот факт сильно затруднил визуальный контроль за первым отсеком, поскольку вслед за ведущей разведку группой инфицированных особей свой изначальный ареал обитания покинула и почти вся популяция. Штерн педантично фиксировал все происшествия в вахтенный журнал, несмотря на перебои в электропитании отсека, поскольку инфицированные повредили не только переборки отсека, но и проходящие в них коммуникации. Аварийное освещение отбрасывало на стены и пол  огромные ломанные тени вахтенных, замерших на своем посту. Так продолжалось еще несколько циклов пока не наступила тьма.

А потом тьму разорвал гул и грохот двигателей, и рев инфицированных за стеной. Штерн по привычке пробежался пальцами по мертвому терминалу вахтенного журнала, тщетно стараясь зафиксировать происшествие. И в этот момент часть стены в их отсека рухнула, из поврежденного газопровода полыхнула струя огня. Взрыв привел к выводу из строя обоих вахтенных рядовых. Штерн, рванулся к оружейному шкафу, сдернул с креплений огнемет, критически отметив наличие всего одного заряда в обойме. Заняв позицию у терминала, он ждал. Когда поток воспламененного газа иссяк, инфицированные предприняли еще одну атаку на разрушающуюся стену. Бурильная машина с ревом врезалась в преграду, разметав фрагменты в разные стороны. Штерн метнулся в сторону, пытаясь увернуться от них, но неудачно. Ощетинившийся острыми шипами арматуры кусок стены пригвоздил его к полу. А затем в разломе появились сгорбленные фигуры инфицированных, размахивающих обрезками труб и другими примитивными орудиями, явно предназначенными для причинения разрушений.

Сквозь толпу протолкнулся огромный вожак. Он окинул диким взглядом из-под низких надбровных дуг пространство отсека и, уперевшись взором в Штерна, издал оглушительный рев: "Тррроооааг! Трррооооаааг!", послуживший остальным сигналом к атаке. Штерн, ноги и левая рука которого были раздавлены фрагментом стены, используя ручной огнемет, стер пламенем первые ряды нападавших, но они все прибывали. И в тот миг, когда обреченный Штерн по привычке сформулировал в голове последние положения, необходимые для отчета, с грохотом проломилась перегородка со стороны мертвого второго отсека.

Громадный бульдозер смял толпу нападавших вместе с их вожаком, и, перевернувшись на бок, запечатал первый пролом, остановив поток инфицированных. Штерн, сконцентрировав покидающую его тело энергию, вглядывался в темноту второго пролома, силясь рассмотреть в сполохах пламени неожиданных гостей.

Из разлома в стене к Коммандеру поднялись фигуры, держащие в руках факела и гораздо более искусно сработанное оружие, чем у инфицированных. Пришельцы были невысоки и коренасты, некоторые фигуры были больше в ширину, нежели в высоту. Их облик был так знаком земельнику, что поиск по базе занял лишь доли секунды. Это были тоже Земельники, но совсем другие, их серия не была известна Штерну, он безуспешно пытался причислить их к какому-либо подразделению, но не смог, ибо совпадений найдено не было, а гравировка на их корпусах отсутствовала. Новые Земельники были похожи на инфицированных тем, что их внешние оболочки были также выполнены полностью из уязвимой, мягкой органики, но в отличие от инфицированных они двигались плавно, были ровны осанкой, и Штерн констатировал отсутствие у этих земельников каких-либо признаков дегенерации. Среди толпы пришельцев особенно выделялся один. Он был немного выше остальных, его волосяной покров на голове был заплетен в объемные узоры, а борода цвета пламени, была заткнута за пояс кожаных штанов. Его осанка и поведение выдавали в нем лидера этой группы Земельников. В руках он держал молот, и весь был сама собранность и боевая решимость. Оглядев опаленную огнем, заваленную обломками комнату и темный, безмолвный терминал вожак земельников обратился внимание на лежащего в углу растерзанного Штерна.

- Ну, что, брат, досталось тебе от троггов? - грустно усмехнулся новый земельник.

- Я - Коммандер Штерн. Приказываю сообщить ваше звание, серию и подразделение - проскрежетал начальник вахты.

- Страдл меня кличут, брат Штерн, что такое "серия", понятия не имею, а подразделение мое - вон те бугаи за спиной.

- Вы подверглись инфицированию... вы заражены… все, находящиеся в других отсеках, заражены… Согласно протоколу... в случае нарушения режима карантина, инфицированные организмы должны быть элиминированы... Вы задержаны, оставайтесь на месте... ожидайте прибытие группы зачистки - сблефовал, сам не понимая того, земельник.

- Хэй, Страдл, что это он несет? - хмурый бородач, стоящий позади вожака, повел недовольно плечом.

- Говорит, что мы больны и нас надо эли...эле... в общем, короче, нас собираются пустить в расход. - подвел итог Страдл.

– Похоже, нам пора двигать отсюда.

- Оставайтесь на месте, процедура опознания вашей серии еще не завершена, - еле слышно проскрипел Штерн, пытаясь удержать на месте дергающуюся и  расплывающуюся перед глазами картинку.

- Да что нас опознавать-то? - пробурчал Страдл и, на всякий случай, извлек из слабеющих рук вахтенного огнемет. - Мы - Дворфы.

Страдл посмотрел на тело Штерна, которое в этот миг покинули остатки жизненной энергии, вздохнул и махнул своему отряду рукой, подавая знак к продолжению движения. Дворфийская братия дружно навалилась, вернув бульдозер обратно на гусеницы. Один из бородачей забрался в кабину, взревел двигатель, и машина рванула в темноту, преследуя отступивших троггов. Остальные дворфы двинулись вслед, за воинами потянулась вереница женщин, некоторые несли в корзинах на спине или вели за руку детей. Командер Штерн лежал на полу недвижно, торжественно застыв, и как бы передавая наконец-то прибывшей смене свою последнюю вахту.



 

 Дела Дворфийские, Дела Гильдийские

Итак, сводка дел гильдийских. Эта неделя запомнилась нам новым вторжением в Каражан - теперь в формате 5ппл, а также победой над еще двумя боссами Изумрудного Кошмара в героическом режиме, а также бесконечными спорами и обсуждениями на тему "пускать мальчика или не пускать..." далее по лестнице пве-контента. Но обо всем по порядку.

Близзарды явно очень старались выполнить просьбы томящихся по "олдскул-хардкору" игроков. Нечто подобное актуальному Каражану создатели игры уже делали - тайм-ран в Зул Амане. Мне нравился старый рейд с троллями, очень понравился новый 5-ппл с троллями и ездовым медведом в качестве выполнения задачи по прохождению инста на время. Но таких эмоций, как от похода в новый Каражан я не испытывал давненько. Моё полыхание и ковровая бомбардировка сознания общественности стали почвой для выдачи в нашей вконтактной беседке пулеметной очереди шутеек про Дисфорио, Скрывающего Боль. Это чистая правда, которую я, в отличии от боли, скрывать не намерен. ДОЛГО, СТРАШНО, ОООООЧЕНЬ ТРУДНО! Да и еще этот неотдавшийся нам ласт! Арррррргхх! Ну, хоть фотка перед ним на память осталась.

WoWScrnShot 103016 001315

Но я уже побывал в аптеке, смягчил боль ожогов слизистой, и, в целом, готов попробовать исчо, если найдется четверка отчаянных Дворфов для этого.


И второе событие этой недели - поединки с Урсоком и Элерет завершились в пользу Дворфов. Как всегда, рейд прошел в атмосфере традиционного дворфийского хардмода, чем вообще специфична наша гильдия. Благо, что за 7 лет существования мы научились выработке своих подходов и тактик к энкаунтерам. Это кд предваряет открытие нового рейда - Испытание Доблести, поэтому хочу пожелать нам провести эту неделю с толком. На нашем пути в Изумрудном Кошмаре остались героические Ил'гинот, Кенария и Ксавий, победа над которыми - дело чести для Дворфов. 



Дисфорио, Скрывающий Боль (ГМ "Вульрайс")

Комментарии   

Пилснер
+1 # Пилснер 02.11.2016 10:21
Зачетный рассказ! Старый, но очень детальный, эмоциональный и с экшн составляющей - прям как сам там побывал, Дис)
Щорс
+2 # Щорс 02.11.2016 15:19
Готов вызваться добровольцем в поход на Каражан!
Дуррлин
+2 # Дуррлин 02.11.2016 15:25
И я готов!! Рассказ великолепен!!
Бронзобров
+1 # Бронзобров 02.11.2016 20:37
Помню, помню этот рассказик, но с удовольствием освежил в памяти некоторые его детали. Круто Дис!
Сечар
+1 # Сечар 03.11.2016 12:31
Впервые прочел данный рассказ, восхищен не то слово. Вообще люблю фантастику (особенно социальную) и я рад, что познакомился с данным образчиком. Неплохо бы конечно видюшку замутить, пусть не по сюжету, но скажем так - по мотивам.

У вас недостаточно прав для комментирования! Пожалуйста, авторизуйтесь, пройдя по ссылке